0
Tweed Hat, перезвоните мне!

 

Возводя Храмы Света

История создания "Острых Козырьков"

Время для чтения: около 5 минут.

Перевод статьи "Building the Cathedrals of Lights" с сайта https://www.peakyblinders.tv выполнен коллективом Tweed Hat. Иллюстрации: София Малахова

Оригинальная статья появилась в апреле 2020, к июлю её по непонятной причине с сайта убрали. На вопрос о причине удаления ответа мы пока не получили.

Двадцать пять лет назад сценарист Стивен Найт придумал истории о людях из английского рабочего класса 20—30-х годов, которые позже легли в основу «Острых Козырьков».

Стивен Найт (автор идеи и сценария):

Ещё будучи мальчишкой, я слушал истории из детства своих родителей. Мне было важно сохранить легендарную атмосферу этих приключений. Не хотелось, чтобы это выглядело неким «разоблачением» ужасной жизни в Бирмингеме того времени. Напротив, я хотел показать, насколько эта эпоха была удивительной, бурной и непокорной.

В каком-то смысле я подошёл к постановке «Острых Козырьков» так, как американцы подходят к экранизации собственной истории. Жизнь ковбоев — обычных сельских работников XIX века — писатели и кинематографисты превратили в то, что мы теперь называем Диким Западом. Мне хотелось отдать дань уважения британцам периода окончания Первой мировой войны, а не жалеть их. Хотелось показать зрителю персонажей, достойных восхищения.

Все главные герои пришли в сценарий из жизни. Тётя Полли Грей (Хелен МакКрори) была реальным человеком — человеком, способным наводить ужас, все мужчины её боялись. Артур (Пол Андерсон) — это дядя Фред. Однажды он прибил обои гвоздями, потому что ему лень было возиться с клеем. Я сложил воедино множество вот таких мелких деталей и черт характера, чтобы получилась общая картина.

Я был, наверно, единственным, кто считал этот период истории потрясающим. «С чего ты взял, что Бирмингем 20—30-х годов был похож на Дикий Запад?» — спрашивали меня. По мне, так был. С этой идеей я пришёл на Channel 4 ещё двадцать пять лет назад. Ничего из этого тогда не вышло — и слава богу, потому что сериал не стал бы таким популярным, как сейчас. Я переключился на другие сценарии («Грязные прелести», «Лок») и работал в основном в Лос-Анджелесе и Голливуде. Но затем для телевидения настала золотая эра, появился спрос на сериалы качеством не ниже «Клана Сопрано». Меня спросили, не думал ли я писать сценарии для телевидения. Я ответил: «У меня есть идея ”Острых Козырьков”»…

Стивен: «Напротив, я хотел показать, насколько эта эпоха была удивительной, бурной и непокорной.»

Этот вопрос мне задала Кэрин Мэндабах из Caryn Mandabach Productions, человек-ураган с многолетним опытом работы на американском телевидении. Она участвовала в создании «Розанны», «Третьей планеты от Солнца» и «Сестры Джеки», но американская система ей осточертела, поэтому она перебралась в Великобританию. Своего офиса у неё тогда не было, и вместе с продюсером Джейми Глейзбруком они проводили встречи в Королевском фестивальном зале лондонского района South Bank.

Кэрин Мэндабах (исполнительный продюсер):

Мы оба с Джейми Глейзбруком долго работали на HBO, и хотя ни у одного из нас не было собственного шоу, восхищались работой друг друга. Я буквально только что наняла Джейми — и мы не могли в это поверить — тут же представилась возможность поработать над проектом Стивена Найта. Это было потрясающе. На тот момент он ещё не был такой большой звездой, как сейчас, но всегда был исключительно талантлив. Мне была оказана великая честь.

Я занимаюсь длинными сериалами. В США, когда вы делаете пилотный эпизод, то должны заложить в него особые структуры, чтобы сериал можно было продолжать снимать и развивать долгое время. Когда я запускаю новый проект, то уже заранее знаю, что у него будет второй, третий и четвёртый сезоны. Зрители хотят узнать персонажа, а не весь сюжет разом. Поэтому в первом эпизоде «Острых Козырьков» нам нужно было столкнуть как можно больше героев с разными целями, за которыми зрителю будет интересно следить.

Из первого же разговора со Стивеном мы поняли, что его структура «Острых Козырьков» идеальна для продолжительного сериала. Он говорил о Чарльзе Диккенсе и эпизодическом повествовании, о персонажах, лежащих в основе его истории. Но самым важным из того, что он тогда сказал, было вот что:

Стивен Найт: «Я хочу сделать сериал про выжженного изнутри парня, который не может полюбить, который ничего не чувствует в момент нашей с ним первой встречи. Я хочу следить за его путешествием с помощью его спутников, которые по сути являются его семьёй. Потому что у всех нас есть семья, каждый в кого-то влюблён, каждый занят своим делом. И мой герой вскоре встретит людей, которые тронут его сердце.»

Это и есть те структуры повествования, за которыми зрители могут следить. Когда в первой серии Томми влюбляется в Грейс, ты понимаешь, что попался. Ты думаешь: «Эй, со мной тоже такое было! Мне было одиноко, я был несчастен, а потом кто-то растопил моё сердце. Да, понимаю...». Кем бы ты ни был, в этом смысле ты чувствуешь связь с «Козырьками». Или можешь почувствовать эту связь через семейную линию: «Может, у меня и не было такой тёти Полли, но есть другой столь же важный член семьи». Или «Вот таких братьев у меня, может, и нет, но есть мои братья. Пусть нет такой сестры, зато есть мои сёстры». Сериал создал конструкт, с которым легко себя отождествить.

Благодаря языку, который использовал Стивен, мы знали, что из желудей первого эпизода вырастут могучие дубы, на кронах которых будет покоиться наше шоу. Мы с самого начала знали, что сериал будет продолжительным.

Перевод выполнен коллективом Tweed Hat, любое копирование всего текста или его фрагментов возможно только при наличии активной ссылки на эту страницу.

^

Политика конфиденциальности
Чтобы мы Вам позвонили,
заполните, пожалуйста, поля ниже:
как к Вам обращаться
Знаков в номере: 0
обещаем не слать рекламу и спам
чтобы знать, не отличаются ли у нас часовые пояса


Отправить